Музей ДВТИ-ВГУЭС → Онлайн-галерея

Онлайн-галерея

Персональная выставка Александра Шалагина  «Дом на побережье» в Музейно-выставочном комплексе ВГУЭС  – возможность вновь прикоснуться к удивительному творчеству художника, создающего камерный,  поэтичный, тонкий мир  образов, связанных с побережьем. На этом побережье живут чайки, морские обитатели, деревенские петухи и собаки, люди. Любому здесь находится свой, уютный уголок.  Все существует в мире и согласии, и каждому есть занятие. Здесь веет свежий бриз и рождается особое ощущение свободы и остроты жизни.

Предыдущая выставка «Рыба-остров», собравшая большое количество зрителей,  состоялась в 2011 году в галерее «Портмэй». Она явила Владивостоку автора,  которого назвали «открытием года». Художник из Находки представил тогда большую серию работ, дающих возможность  оценить не один-два графических листа, включенных в коллективную выставку,  но увидеть весь спектр  возможностей автора.  Тогда же зрители ощутили  особую гармонию, объединившую, как общее свойство,  все работы выставки.  Как водится, после таких открытий  ожидаешь следующей встречи, которую Александр Шалагин  дарит  нам сегодня.  

В  новой экспозиции  представлено  более 30 работ. Их можно разделить на четыре серии: морские зарисовки, деревенские мотивы, город у моря, рыбы и раковины. Александр Шалагин обращается к сложным смешанным техникам,  тонко работает с цветом. Творческий замысел диктует выбор материала: восковой карандаш, акрил, акварель, карандаш, тушь  замысловато соединяются, ложатся на бумагу,  подчиняясь фантазии автора и превращая будничный мир в мир красок и мечтаний.

Трудно определить, какая тема является главной для автора. Впрочем, он сам признается, что  главная тема та, которой увлечен.  А  увлечения  художника – это  «воспоминания детства, юности, день  сегодняшний,  море, город,  цветы,  всего не перечислишь».    Начало творчества – в детстве, где была художественная студия в школе-интернате,  первые попытки соединить линию и белое пространство бумаги.  Сегодня А. Шалагин определяет   графику как область, дающую возможность реализовать  любые творческие замыслы, как поле для эксперимента, где можно работать с линией, пятном, вводить цвет.  Надо сказать, что  желание  и стремление  экспериментировать дает замечательный результат не только в графике, но и в серии декоративных композиций, объектов, которые автор выполняет из любого  материала, оказавшегося в руках. Это может быть дерево, бумага, остатки кожи. Кажется, что прикасаясь к чему-то вещественному, он более полно ощущает  жизнь, как материю. От того  и получаются его рыбы  (образ, с которым наиболее охотно пускается на творческие изыски автор), гладь океана,  узел рыбацких сетей   такими пластичными, упругими, осязаемыми.           

Интерес к графике возник еще в период обучения в художественной студии. Учитель Шалагина  Л. Н. Рязанов   одобрительно отзывался о первых опытах Александра, и может быть, это одобрение и было первым импульсом в выборе профессии. Впрочем, были и другие увлечения: археология и что-то еще, чем увлекаются  мальчишки в стремлении познать мир. Они сыграли-таки свою роль, скорее, в  том, что помогли сформироваться особому видению предметного мира, без которого не существует художника. Александр Шалагин  признается, что осознанного решения поступать в Иркутское училище искусств, как такового не было.  Сегодня модно говорить об этом – провидение вело, то самое, что лучше нас знает, какой путь предначертан каждому.

 В училище Александр учился вместе Сергеем Элояном (сегодня один из известнейших сибирских художников книги ), Виктором Никоненко (сегодня крупный художник театра, оформивший более 80 спектаклей) . Во Владивостокском художественном училище, в которое перевелся в последний год обучения, однокурсником был Виктор Воронцов (удивительно одаренный книжный график Приморья) . Окружение  говорит о многом, по нему так или иначе соразмеряешь  себя. Дело даже  не в  регалиях или степени известности, а в способности по-настоящему творчески жить в своей профессии. Для художника сегодня это особенно актуально. И в жизни А. Шалагина был период, когда  в поисках себя он отправился на Камчатку, взяв академический отпуск в училище. Почему туда? Трудно однозначно ответить… Наверное, вело особое чувство свободы, широты простора, открытости, которое всегда возникает рядом с океаном. Вспоминается Бродский: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции, у моря…»   

Провинция в жизни А. Шалагина случилась в 1980-х. И  именно такая, как в поэтических строках, – у моря. В одном из интервью газете «Находкинский рабочий» Александр рассказывает о том, как оказался в приморском городе Находка: «Возможно, я бы остался в Сибири, где учился в Иркутском училище искусств.  Но встреча с будущей женой Ниной, тоже художником, уроженкой Находки, заставила сделать крутой поворот. Я перевелся во Владивостокское художественное училище (занимался в мастерской преподавателя  Фернана Зинатулина), защитил диплом. В Находке мы живем с 1980 года»… 

Одна из серий выставки посвящена Находке. Рисунок берега с высящимися портовыми кранами оттеняется пространством воды и неба. Феномен возникающих в таких местах  ощущений тонко подмечен петербургскими скусствоведом Е. Андреевой – рождается  особое чувство пространства, поскольку горизонт  видим буквально.  В этом пространстве даже сварщики в порту («Сварочные работы». Бум., см. техн. 2011) выглядят производителями волшебного фейерверка.  Город  оказывается у Шалагина многоликим, поэтичным, иногда увиденным из окна жилища, в котором оставлена записка для близкого человека («Скоро буду». Бум.,см. тех. 2012). 

Как бы в продолжение  темы  являются образы  морского побережья, незаметно уводя из  урбанистической среды к воздуху берега, где только крики чаек и шумящая музыка волны нарушают тишину. «Старый причал», «Дикий берег», «Чайки. Ветер»  удивительны по цвету. Широким движением кисти художник пишет небо, и в сложной гамме трудно выделить какой-то конкретный тон.

В деревенских мотивах автор прибегает к совершенно иной технике.  Легкий рисунок  тушью на тонированной бумаге вызывает иллюзия некоей ткани жизни,  отсылая к строкам современной поэтессы Елены Мельниковой:

Словно парки ткут судьбу и нити,

с тихим шелестом бросают легкий мост.

И впервые плотность этих нитей

за тебя осуществляет встречу…

Посвященные возникающему чувству, эти строки неожиданно оказываются созвучными настроению, навеваемому  деревенскими сюжетами.  Где-то на заднем плане пробегает электричка, а здесь, в деревенской пасторальной глубине, царит  свой порядок, надвременный и неизменный.  Его автор хорошо знает по детским впечатлениям.  Здесь вяжут венки, убирают урожай, парятся в бане, обсуждают на скамейке новости.   И над всем этим, как символ витальности,  гордо вскинул голову разноцветный петух.

Серия графических листов «Большая камбала», «Раковины», «Воздушная рыба», «Прозрачная рыба» и др. уводят зрителя в область авторского эксперимента с формой, цветом, линией. А. Шалагин прибегает к  технике воскографии, цветной туши, акварели, создавая фантастический мир, населенный обитателями  моря, и приглашая  зрителя в Дом, где царит светлый день.

Ольга Зотова,

куратор выставки